Черноморский моряк

Великая сила – человеческая память. Ещё сильнее – память благодарных потомков. Желание рассказать об отце, участнике Великой Отечественной войны, и троих его братьях, один за другим погибших на её фронтах, привело к нам в редакцию жительницу с.Тамбовка Марию Фёдоровну Паршину.

Трудно писать, когда о событиях, людях слышишь, что называется, из третьих уст – отрывки воспоминаний, неполные знания происходящего, безусловно, не дают возможности воссоздать в полной мере правду о человеке.

Мария Фёдоровна привезла с собой бережно хранимые документы, фотографию отца Вострикова Фёдора Алексан-дровича. Очень осторожно пересматриваю пожелтевшие страницы военного билета моряка Черноморского флота, минометчика 143-го особого батальона морской пехоты. К военным морякам всегда было особое отношение, об их подвигах ходили легенды, а Севастополь до сих пор по праву считается городом русских моряков. Сама ступала по его улицам, видела парад военных кораблей Черноморского флота в честь Дня Военно-морского флота РФ. Наверняка, защищая своё Отечество, Фёдор Александрович и его товарищи даже не могли подумать, что вместе с границей между Россией и Украиной некогда могучий Черноморский флот, зорко охранявший южные рубежи единого государства, ждет позорный раздел и забвение. Благо сейчас всё поменялось к лучшему.

Не с первых дней войны Фёдор Александрович был призван, это произошло в декабре 1941 года. До этого времени по Волге, от Горького до Астрахани, на баржах он и его супруга, с маленьким ребёнком на руках, возили нефть, выполняя работу, которая тоже была «для фронта, для Победы».

- Мой отец закончил войну в Берлине, освобождал Австрию, Венгрию, Румынию, проплыл не одно море, – делится Мария Фёдоровна. – Конечно, воспоминания о войне его были тяжелыми. Рассказывал, что во время бомбежки вода становилась красной от крови погибших, а к берегам прибивало трупы. Как правило, чтобы уцелел корабль от взрыва плывущей мины, к нему спереди подводили баржу. Одну такую, прибившуюся к берегу, они вскрыли и обомлели от ужаса: летом, в жару, как в консервной банке, в ней были замурованы трупы людей – зрелище не из легких.

Потеря родных братьев была самым главным испытанием для Фёдора Александровича. В 1941 году без вести пропал Василий, в 42-ом – погиб Андрей, в 43-ем был сбит военный летчик, самый младший брат, Алексей Востриков. Похоронен где-то в Ленинградской области. Надо сказать, что в семье Востриковых, как это было принято в крестьянских семьях, родилось 12 детей, но в живых осталось только 8 – четыре сына и четыре дочери. По долгу старшего, оставшегося в семье мужчины, Фёдор Александрович вернул-ся в родные края, хотя, как у моряка Черноморского флота, у него была возможность остаться где-то в городе, продолжить строить карьеру военного. Но прежде всего он думал о матери, младшеньких сестрах, своей жене и детях.

Надо сказать, у погибшего брата Андрея осталось трое детей, о рождении последнего сына Николая он так и не уз-нал. Его жена Аня всю жизнь хранила лебединую верность супругу, замуж больше не выходила, детей поднимала одна и воспитала достойными людьми.

Бесспорно, жизнь в селе не сахар, особенно послевоенная. Фёдор Александрович работал на железной дороге, откуда впоследствии и ушел на пенсию.

– Помню, как-то пришло отцу приглашение – в Ленинградской области, где похоронен в братской могиле брат Алексей, открывали памятник. Вместе с отцом мы тронулись в путь. И хотя, как железнодорожник, он имел право на бесплатный проезд, но с полпути пришлось вернуться. Это сейчас я поняла, что просто не хватило денег. Отец сидел на вокзале и плакал.

- Давно уже нет отца, но мы, его дети, помним о нем. Он прожил достойную жизнь – жизнь воина и скромного труженика. За свой ратный подвиг награжден орденами и медалями, жил честно, был справедлив к людям и требователен к себе.
Завтра – юбилей Победы. Это наш общий великий праздник. Вспомним всех в этот день – и павших, и живых. Будем достойны этой памяти!

Автор: И. Зимина